Общий свод правил картины мира

Под «сводом правил» подразумеваются представления о том, «как надо» и «как не надо», о нравственности/безнравственности, правильности/неправильности, достойности/недостойности, успешности/неуспешности, об общих «для всех» ценностях, общем благе, об эгоизме и альтруизме, правилах поведения и т.д.

Первая мотивация (обычно это — потребность родителей выглядеть достойно в глазах социума) заставляет их активно обучать своих детей тому, что, как им кажется, в этом своде правил содержится. Ведь редко какую мать не волнует вопрос: достаточно ли я хорошая мать? 

Знаем ли мы, во что это в действительности обходится ее ребенку?
На что ориентируется мать в своем стремлении быть «хорошей»? На свою картину мира, мнение «референтной группы», и на мнение социума.
Что такое «референтная группа»?

Что такое социум применительно к конкретному человеку?

На планете очень много людей. Эти люди живут в странах, регионах, городах, районах, семьях. Каждая семья имеет свой род, который тоже в какой-то степени косвенно играет роль микросоциума, передавая ценности, правила и нормы из поколения в поколение. Наших близких и друзей мы называем «референтной группой». Т.е. это люди, которые определяют нашу систему ценностей и представлений.

В зависимости от всех этих факторов, каждый из людей на планете по сути окружен совершенно разными эксклюзивными социумами.

На первый взгляд, кажется, что наш социум — это большая группа, скажем, 30–50 человек, которых мы даже не обязательно знаем. Но на самом деле, на практике чаще всего наш социум задан всего лишь 3–5 людьми нашего ближайшего окружения — референтной группой.

Это окружение, условно говоря, включает в себя также и наши родовые информационные цепочки, т.е. то, что оказало на нас влияние в форме информационного наследия наших бабушек и дедушек. Это и легенды, передаваемые из поколения в поколение, это и убеждения, которых придерживаются наши родители, благодаря своим родителям, это пример их собственной жизни, который описывается и оценивается в разговорах дома, и еще многое другое, что прослеживается сквозь родовую ветвь и поэтому — ощущается нами глубоко родственным составляющим нашего «Я».

Хотим мы того или нет, мы подсознательно ассоциируем мнение или влияние этих 3–5 людей с мнением или влиянием всего остального человечества. Ибо оно ощущается как правда, в которую мы, часто сами того не подозревая, истово верим. Потому что мы не можем не верить родителям — они для нас были и остаются Главными Божествами, сотворившими для нас все сущее.

Сильно преувеличив, можно сказать, что мы подсознательно исходим из того, что правила, которые заданы этим нашим микросоциумом, являются обязательными (или, как минимум, желательными) для всех, поскольку они «самые правильные». И, опять же преувеличивая — мы в целом склонны считать, что если все их не соблюдают, то это всего лишь значит, что эти самые «все» не вполне хорошо воспитанные, не вполне хорошо обученные, не вполне «хорошие люди». Проявление этого фактора мы постоянно замечаем в суждениях людей, склонных критиковать всех окружающих, делить их на «своих» и «чужих», «плохих» и «хороших».
Повторяю: это преувеличение. Конечно, такое обобщение не является правдой для каждого.
Однако, принимая решения или совершая поступки, каждая среднестатистическая мать незаметно для себя сверяется с мнением «социума», представленного в виде хора из бабушки, соседки с третьего этажа, воспитательницы в детском саду, лучшей подруги и врачихи в поликлинике. Любое ее решение или поступок становится предметом тщательного взвешивания и обдумывания на предмет соответствия мнению «социума». И усиливает ее чувство некачественности, если вдруг что-нибудь оказывается постфактум «не вполне так».

— Я свободна от чувства вины.
— Я самая лучшая на свете мать для своего ребенка.
— Я свободна от мнения окружающих меня людей.
— Я, и только я знаю, что лучше для моего ребенка.

Поделиться

Добавить комментарий


Вопрос



Старинная картина мира, о которой мы говорим снова и снова, вообще вносит немыслимую путаницу в вопросы отно, сексуальности, брака, долга и правил.

В современном мире ситуация выглядит совершенно иначе, нежели это было прежде. Люди находят выход, открывают для себя другие миры, в которых действуют совершенно другие правила, собираются в группы, в которых у всех общие убеждения.

 

Секс - это часть жизни, которая имеет грандиозное значение в жизни человека для его физического самочувствия, здоровья, эмоциональной стабильности, гормонального баланса и долголетия. Существует множество восточных сексуальных практик, которые продлевают жизнь, делают человека более глубоко чувствующим свою сексуальность, расширяют его сознание, делают его более восприимчивым.

 

Насколько важно для партнеров сохранять физическую верность друг другу?

 

Если мы попробуем ответить, глядя на человечество с высоты птичьего полета, мы сразу увидим, что это однозначного ответа нет, ибо это глубоко субъективный вопрос. Есть люди для которых это единственный возможный путь.

 

Кто-то считает, что это определяется степенью вовлеченности в отношения, или - глубиной чувства. Есть люди, которые считают совершенно неприемлемым что-либо, кроме тотально моногамии. Для них секс - это сакральный процесс, который немыслим без абсолютной посвященности партнеру, и любое нарушение этого правила сопряжено с разрушительными ассоциативными связями, начинающими работать немедленно в чувственном пространстве. И действительно, если мы живем с прописанной чувственной нормой моносексуальности, то все, что-либо другое будет ощущаться как "грязь", "позор" и вызывать чувственное отторжение.

 

Есть люди, которые считают, что верность важна, и декларируют это с убежденностью и искренне в это верят. Но при этом постоянно нарушают свои собственные правила. И в каждом случае договариваются со своей совестью, объясняя себе, что вот этот раз был "не в счет, потому что...". 

Есть люди, для которых верность - это вообще совершенно не важно. Их очень мало, но они есть. >Они просто не рассматривают "физический контакт", как "измену". Мало ли от чего, связанного с партнерством, человек получает удовольствие? Разве все это, случившись на стороне, означает измену? Ну если он любит борщ, который она варит, но съел его у соседки, разве он "изменил"?

 

Есть люди, которые вообще живут в абсолютной свободе от каких-либо обязательств, связанных с сексом. Они рассматривают секс, как одну из форм проявления работы организма, приносящую удовольствие и наслаждение, и не связывают партнерство с своим сексуальным поведением. И делают это совершенно искренне. Иногда им удается найти партнера с соответствующими убеждениями, и тогда их жизнь становится гармоничной. Греческую смоковницу и Эммануэль писали с натуры, а не выдумывали на пустом месте.

 

Поэтому если мы смотрим на то, как ситуация выглядит объективно, т.е. статистически, то однозначного ответа на этот вопрос быть просто не может. 

Ответ на этот вопрос зависит, естественно, и от картины мира, и от физиологического устройства, и от личного жизненного опыта, плюс к этому - конечно, еще и от того, насколько ты чувствуешь себя «качественной», как женщина, или как мужчина.

Ревность в современном, цивилизованном проявлении - это, как правило, "продукт" страха. Это следствие уверенности, что твой партнер точно выберет кого-то другого, если его "спустить с поводка". Ревность - это страх перед одиночеством, это страх нужды и нехватки. Страх, что над тобой посмеются, страх, что ты все проворонил. Страх, что ты - наивен и доверчив, и этим воспользуются. 

Другими словами, насколько тот факт, что твой муж или твоя жена получает удовольствие с кем-то другим, заставляет тебя чувствовать, что ты для него «недостаточно хорош или хороша» и что это тебе чем-то грозит - одиночеством или потерями? Если для тебя эти вещи не связаны, то никакой проблемы для тебя в этом не будет. Все то же самое следует адресовать твоему мужу или жене. Если вы оба неревнивы, прогноз благоприятный.